freak-trio
"Лидер удаляет из чата Лидер. Причина: стыдно" (с)
Название: ---
Автор: freak-trio
Бета: нет пока
Жанр: флаффище
Пейринг: см. в заявках
Рейтинг: "хн, R"
Дисклеймер: кто ж на собственность Главного хёна рискнет зариться?^^
Разрешение на репост: никуда тчк

02.10 MBLAQ, Джун/Гром, холодный ветер, теплый шарф, "Я вот не знаю, что там, и знать не хочу!"
Слов: 316

- Чхондун - псих! Всех замучивший псих! - орет Ли Джун, дергая себя то за криво обрезанные волосы, то за оттопыренные уши, словно в доказательство, что настолько короткая прическа - явно не его стиль.
Джио цокает языком и молчит, стараясь не заржать в голос, при этом сам он не уверен, кто больше сумасшедший: Дунчиг или Наша Звезда. Сынхо закатывает глаза и тоже молчит.
Когда эти двое ссорятся, разводить их по углам берется только Чхорён.
- Сегодня метеоритный дождь что ли или затмение луны на Юпитере? - выходя из своей комнаты, сладко позевает Мир, прыгая на одной ноге. - И где мой тапочек?
Мир лохмат, уютен со сна и смешно поджимает пальцы на ноге, хотя полы у них отнюдь не холодные.
У Чхансона сразу пропадает желание фонтанировать и повышать голос. У Пан Чхорёна то ли два таланта, то ли один, но с аверсом и реверсом. Он умеет с полуоборота навести в любом помещении хаос так, что будут летать мелкие вещи, иногда крупные и суетиться люди; так же с полпинка он может свести на нет любой скандал. Конечно, лучше всего у него получается гасить кипеш, который навел сам, но это не умаляет таланта успокаивать и других зачинщиков.
- Давно Дунчиг на веранде в одной майке? Там же холодрыга, - Мир, все еще стоит цаплей и изображает «быр-р-р». - Ветрюга вон как ветки гнет. Чего это он там?
- Знать не знаю, чего он там, и знать не хочу, - бурчит Чхансон, но берет с дивана тонкий плед и идет к Чхондуну.
Следующая сцена разворачивается в тишине, потому что дверь веранды надежно отрезает все звуки. Оставшиеся в гостиной с интересом пытаются решить для себя, что же делает Чун: душит Санхёна или изображает из пледа шарф.
- Как дети малые, - в очередной раз позевает Мир и ускакивает в сторону ванной, а Джио с Сынхо не могут понять, что они пропустили, и когда Чхансон успел перейти от убийства к поцелуям.

02.21 MBLAQ, Сынхо/Мир, "Давай сделаем это пока Джун не видит!", А-
Слов: 690

- Иди нахуй, Чхорён.
Мир, отскакивает от Чио, как ошпаренный. Не то, чтобы он, Младшенький - задрали, честное слово! Дурчиг однозначно менее зрел, чем он, так какого вся гоп-компания докапывает «Маннэ то, Маннэ сё»? - ни раз не слышал грубых слов от хёна Чио, хёна Яна или тем более хёна Чихуна. Уж от последнего он столько наслушался, в пору ушам принять такую же форму, что и у Нашей Звезды.
Чио весь такой из себя не такой Чио, что Миру обидно. В группе уже какой месяц то похоронное, то рабочее настроение, и Пёнхи все реже и реже присоединяется к нему в планировании шуток. Миру обидней вдвойне, потому что он сам причина всех этих изменений.
«Это взросление, не кисни, Чхорён», - Сынхо редко говорит настолько серьезно, ёмко и безапелляционно в своей мягкости. Мир испугался тогда до усрачки. И вот сейчас опять, но уже Пёнхи.
- Сам красивый! Блядь, да неужели из тебя уже песок сыпется? Чхондун согласен, он даже уже ушел. Лидера я беру на себя, главное, чтобы Ли Джун не просек раньше времени. Я что-нибудь придумаю - кепки, шапки, банданки? Так в чем проблема?
Чио поднимает взгляд от ноутбука и без выражения смотрит в перекошенное от злости лицо Маннэ:
- В тебе, - и утыкается обратно, возвращая в уши пуговицы наушников.
Мир уходит к себе. Пятнадцать минут, двадцать, полчаса.
Комната не велика, поэтому у вернувшегося из магазина с ледяным лимонадом Сынхо рябит в глазах, когда он встает на пороге и смотрит, как Чхорён накручивает круги, попутно перекладывая с места на место все попавшиеся под руку предметы.
- Чио сказал, ты дуешься, - привалившись к косяку, отстраненно говорит хён Ян, словно озвучивает только что услышанный прогноз погоды, и кидает в Мелкого банкой.
Чхорён не реагирует, тара гулко катится по полу, по вискам Сынхо пот чертит ломаные линии, а майка липнет к спине - прогноз не прогноз, а на улице верное пекло.
- Он говорит, что ты опять подбиваешь всех на какую-то дурость, - кондиционеры в этом году забыли почистить, поэтому слова хёна Яна воспринимаются зациклившимся Чхорёном, как порыв холодного воздуха в сауне. Совсем не к месту и неприятно.
Мир останавливается и исподлобья смотрит на Лидера:
- С каких пор тебя волнует то, чем я занимаюсь?
- С тех самых, как ты начал мне ныться по делу и без дела.
Младший готов не сдержаться, но Сынхо не дает ему времени:
- Ты же сам говорил, что тебе нравится, что Чхансон тебя больше не достает так настырно, что Главный хён не вешает теперь всех собак на тебя за проделки Чио, что Чхондун перестал позорить группу тупыми шуточками. Что тебе не нравится? - Лидер садится на кровать и - мурашки по коже от звука - вскрывает свою шипучку.
Пауза затягивается. Сынхо пьет и пьет свой лимонад, будто там не триста миллилитров, а целая Ниагара. Голова запрокинута, кадык ходит вверх вниз, по подбородку и шее текут струйки, исчезая за воротом. Мир вместо того, чтобы придумывать, как ответить на этот внезапный наезд, прикидывает, доберется ли липкая жидкость до пупка Сынхо или раньше впитается в ткань.
Расплющив в руке жестянку, Лидер смотрит на Чхорёна глазами человека, который только что видел нирвану - да-да, там именно так клево, как обещают. Мир сглатывает.
- Так чем ты там предлагал заняться Чио, пока Чун не видит? - Мир удивляется, почему голос у Сынхо такой хриплый, если это у него, у Мира, сейчас во рту филиал Сахары. И почему ему так резко расхотелось, чтобы все-все, и хён Ян в том числе - ну, кроме хёна Чихуна, - постриглись как этот лопоухий придурок Чхансон. Куда-то уходит весь запал, шутка уже не кажется смешной. Будет жалко, если Сынхо обрежет свою косую челку, делающую его таким, черт его, крутым.
- Уламывал пойти погулять нафиг, пока мы тут с тобой сексом занимаемся, - злословит Чхорён, понимая, что это полная капитуляция. Как раньше уже не будет.
- Ну так он ушел, - облизываясь, лыбиться Лидер и стягивает мокрую майку.
Чхорён тянет руку к Сынхо и, словно привязанный на веревочку, тянется следом за ней.
- Наверное, я смирюсь еще с парочкой изменений в мире, если они будут похожи на это, - шепчет он в губы Сынхо и признается сам себе, что Пан Чхорёны, они все-таки не из пугливых.

02.23 MBLAQ, broken!Мир/Джун, Джун/Гром, "Что мне сделать, чтобы ты вернулся?", NH!, A+
Слов: 685

Хён Ян всегда смотрел неодобрительно на всю эту голубую хуеверть.
Сначала случился этот «о-е-о-да», когда Мир, простой как два доллара, уж точно не USD, заловил как-то в темном углу Ли Джуна. Ли Чхансон был пиздец какой гордый своим опытом в танцах и невъебенным в актерском мастерстве. А Чхорёна рисом не корми, дай подгрести под себя самое лучшее.
Сынхо, конечно, отпал сразу, Чио даже не рассматривался как претендент, Санхён вызывал смех и... смех. А на Чон Джинуха - фигуру, внушающую трепет, он даже не зарился.
Тогда Лидер безмерно радовался, что хоть какие-то остатки самосохранения у Чхорёна подсказали не связываться с Главным хёном.

Потом период «Мир, отъебись ради всех святых всех религий на этом свете» - Ли Джун ушел в творчество. Вся группа шизела, как так можно: делать все то же самое, что и остальные, но с таким загадочным взглядом... Сынхо тогда точно знал, что при всех обжималках и поцелуйчиках, Мир с Ли Джуном не спали.
Когда Чхорён зачах от отсутствия внимания и самобичевания, типа: «так безбожно красиво танцевать не смогу никогда!», - тогда хён Ян психанул и сказал, что если кое-кто не можешь срать, то пусть поет уже.
Чуть позже он не всосал, насколько проще стал Мир: как один или как три доллара? Логика не поддавалась ни шиша. Зато Чхорёну поддавался Санхён, который, как любопытная молодая антилопа, тыкался черным горячим доверчивым носом в любые ладони. И опять Сынхо знал, что Мир с ним не спитал. Рэпили, дурачились, Мир вис, чмокал куда попадет - у них даже достойного упоминания поцелуя не было.

Небо менялось с голубого на синее-синее, с синего на серое, потом на бесцветно-прозрачное. Сынхо не смотрел под ноги, он не замечал смены времен года все это время. Всех этих листьев, платьев и курток, сырости и парилки. А Мировская дурь больше веселила всех, чем вызывала проблемы. Пока как-то раз тот ни пришел в общагу грязным, в синяках, с душевыворачивающим взглядом. У Чио в тот вечер треснул по всей высоте бокал, а сам Чио разулыбался, словно Санта-Клаус признал его Ребенком Года. Сынхо тогда спросил, не узнал ли тот только что, что тест его девушки показал, как выяснилось, ложную беременность. Чио его ударил по лицу, но не со зла, а по необходимости. Ну, какой пацан позволит другому пацану такие пидарские шуточки?

Потом как-то жизнь врезалась в расписание Лидера и доложила, что кроме семьи, тренировок, записи, выступлений, хихиканий, ржача и грызни за последнюю пироженку в мире существует Мир, а не просто движущаяся забавная картинка. И его существование под вопросом. Тут же вспомнилась и не очень давняя драка не понятно с кем. И частые отлучки из зала и здоровых смех парней над слабым мочевым. И, оказывается, Ли Джун и Чхондун уже давно обнимаются, чмокаются и виснут друг на друге, вычеркнув из этого уравнения переменную, известную переменную.
Переменная потом созналась, что отметелил каких-то двух качков, когда прочухала, что ее вычеркнули. Только по забывчивости забыла сказать хоть кому-нибудь, что у одного был кастет.
Сынхо не чувствовал ужаса или страха, просто поток, в котором он плыл, стал гуще, более липким и отдавал хиной. А Чио все сохранял дурашливый нрав, саботируя мероприятия, те, что мог позволить себе профилонить безболезненно, но не пропуская ключевые. И хвалился-хвалился-хвалился завоеваниями и достижениями. Кто бы его слушал...
Но это проанализировал Сынхо уже потом.

Выход Чхорёна из больницы молотом об наковальню разбил в меленькую крошку мирок Лидера. Мир стал тенью тени от травинки этого мира. А Чио ходил павлином. Но не приближался к Чхорёну ни на шаг, будто отмерил определенную дистанцию между ними в сантиметрах или даже с точностью до миллиметра.
Вся эта неизбывная хуета корябала исчезающи тонкими лезвиями нервы Сынхо. Он не понимал, как можно так сдерживаться, когда твой... хн, любимый человек так страдает.
Но перед этим хён Ян потратил не одну неделю, чтобы сложить не уравнение, а два плюс два. И отметелил Пёнхи от души. Молча. Не больно. Никаких повреждений. Сынхо не хотел, чтобы кто-нибудь из них по-настоящему сломался.
Чио покряхтел отбитыми ребрами пару дней, а потом пошел и обнял Чхорёна, мерзнущего уже какой час на веранде.

Ян Сынхо вздохнул воздух полной грудью, выдохнул, выпустив с отработанным легкими газом всю боль, неуверенность, сомнения и опять боль. И заметил через стекла, что небо уходит из голубого цвета в синее-синее.

@темы: 《Авторы》freak-trio, 「Жанр」ангст, 「Жанр」психология, 「Жанр」романтика, 「Жанр」юмор/стёб/пародия, 「Размер」мини, 「Рейтинг」PG-13, 「Тип」гомо-слэш, 『Персонажи』Джио, 『Персонажи』Ли Джун, 『Персонажи』Мир, 『Персонажи』Сынхо, 『Персонажи』Чхондун, 【Фанфикшен】Авторский, ◤Фантворчество◢